С кнутом на минном поле. Часть 1

С кнутом на минном поле. Часть 1

20. Mar 10:54 BINOTELIFE BINOTELIFE

18 марта 2020.

Я наконец-то прослушала выступление министра образования по поводу обеспечения работы школ во время чрезвычайной ситуаци (ЧС) и прочитала «комментарии» по этому поводу. Правда, оказалось, что комментаторы - люди в основном далекие от темы образования, но раз их спросили – то каждый имеет мнение.

У меня тоже есть мнение, и еще 15 лет работы в сфере образования, немного меньше опыта дистанционной работы в проектах, примерно столько же лет опыта в управлении чрезвычайными ситуациями на уровне обеспечения работы отдельных отделов предприятия, и один родной школьник, над которыми я уже девять лет провожу свои педагогические эксперименты. Пока успешные.

Сегодня он наконец-то осознал, что дома застрял надолго и дело, похоже, серьезное. Он посмотрел вебинар о том, как работает система, которую предлагают как платформу к он-лайн обучению, и сказал мне дословно «Это все хорошо, но я не представляю как они (читай, учителя) это сделают». Я тоже не представляю, поэтому сегодня начала составлять свой план действий на предстоящие недели, и не факт, что всего четыре.

Начну со STATUS QUO

Как гласит известная пословица - весна покажет, кто где за собой не убрал, и именно это наступило. На минном поле оказались все, начиная с головы, той самой, с которой гниет рыба.

Министерство образования не имеет плана действий на чрезвычайные ситуации, более того - как обычно, внезапно оказалось, что школы не готовы, преподаватели не готовы, инфраструктура хромает. К этой теме еще обязательно вернутся при случае – как же так, что министерство имеет многочисленные отчеты и бюджеты по выполнению планов повышения квалификаций учителей, отчеты по самооценке (pašvērtējuma ziņojums)  школ перечисляют уровень дигитализации школьного процесса (не об этом ли пишет пункт 5.20 в законе о Министерстве образования и его задачах), а по факту – неразбериха? Да, предполагаю, что именно эта тема станет основой для нескольких десятков научных диссертаций в ближайшее будущее.

Учителя и школьная администрация в панике соображает, как наладить учебный процесс и, главное, как в темпе вальса освоить новые навыки составления содержания курса, системы оценки, системы контроля итд. Обратите внимание, что уже никто не говорит о лекциях в реальном времени (т.н. онлайн конференции) – пытаются создать систему, как выдать задания и проверить их выполнение. «Все в ваших руках», говорит министерство образования школьной администрации. «Все в ваших руках», вторит школа родителям. «А если не будут брать – скажите, что отключим газ» и спустим социальную службу. Думаю, что социальная служба меньше всего хочет участвовать в этом безобразии, потому что ресурсов у нее нет как помочь– а это главная ее цель.

Родители в большей их массе продолжают работать и тут даже хуже, если работа происходит из дома. Из двух дел ни одно не будет сделано хорошо, нарастет стресс и недовольство. Наладить дисциплину, проследить выполнение и самое страшное – заместить учителя. А вечером снова стать любящим родителем. И дело даже не в том, что «зарплату за это получают учителя», а в том – что школьная программа настолько специфична в изложении, что надо учиться её понимать. Один пример решать можно пятью способами, но надо знать каким именно надо решать именно здесь и сейчас.

Дети. Самое лучшее, если неподготовленную программу дистанционного обучения закроют через две недели и объявят внеочередные каникулы до августа. Так до детей не дойдет весь стресс, который снежным комом свалится на них обязательно в любом другом решении (дистанционно до арпеля, а там снова очно до мая или каникулы до конца ЧС, а там план Б - продление учебного года - разорванный процесс хуже замороженного на ремонт). Отсутствие привычного графика, среды обучения, методов обучения на фоне карантина и запрета всех внешкольных занятий, стресс за систему оценивания, прессинг и контроль со стороны родителей.

В науке про жизнь систем есть такой эффект Форрестера или еще эффект кнута (bullwhip effect) – когда первый эшелон цепочки испытывает неизвестность, это приводит к разрушительным колебаниям в ее последнем эшелоне. В данном случае – детях. Это то, что министр называет «побочкой». Результаты таких действий уже не раз обсуждались и/или осуждались общественностью – реформы и еще раз реформы.

В кризисных ситуациях нужно принимать кардинальные решения, неудобные. Главной задачей в управлении ЧС это обеспечить работу ключевых функций. Важнейших. В случаях со школами – это конечно выпускные классы, подготовка к экзаменам. Все остальное подождет – на календаре до конца учебного года осталось два месяца, из них половина мая проходит уже спустя рукава на автопилоте. Все это, продумав, и не за неделю, можно наверстать и в сентябре. Или на крайний случай, начав обучение с середины августа.

Но неудобные решения - это ответственность. Прежде всего за то, что школы не готовы. «Хьюстон, у нас проблема» - это раз, и это очень неудобно. Я знаю, что говорю, я не раз это говорила. Далее, само министерство не готово распустить учителей в неоплачиваемый или внеочередной отпуск. Это не 400 человек государственной компании пассажироперевозок. И отношения с ними у министра уже не сладкие. А еще вопрос про выпускные экзамены – его тоже надо решать. Метод переноса дат — это безысходность, очень хочется верить, что есть и более серьезный шаг. Поэтому, конечно, легче имитировать деятельность, велеть учебному процессу быть хоть кое-как «с побочкой».

Только жить с «побочкой» придется моему школьнику. И теперь уже от меня зависит, как сделать ее меньше. Об этом во второй части.